На главную     
Биография
Шедевры
Картины
Рисунки
Этюды
Фото архив
Хронология
Его письма
Цитаты

Левитан и
Нестеров


Левитан и
Коровин


Левитан
и Чехов


Ал. Бенуа
и Левитан


Пастернак
о Левитане


В.Бакшеев
о Левитане


А.Головин
о Левитане


Федоров-
Давыдов
о Левитане


Тайна
Сказка
"Озеро"
Пастели
Музеи
Книжки
Гостевая
Ссылки

Крымов о
Левитане


Чуковский
о Левитане


Паустовский
о Левитане


Маковский
о Левитане


Островский
о Левитане


Волынский
о Левитане


В.Манин

Пророкова
о Левитане


Дружинкина
о Левитане


"Золотой
Плёс"


Евдокимов
о Левитане


Н.С.Шер
о Левитане


Захаренкова



   "Исаак Левитан" - краткий биографический очерк Л.Захаренковой

   

 
Исаак Левитан Исаак Левитан

"Исаак Ильич Левитан родился в 1860 году. Его отец окончил раввинское училище, но священнослужителем не стал - в разное время он был преподавателем иностранных языков, железнодорожным служащим. Юношеские годы Левитана прошли в тяжелой нужде и лишениях. Рано оставшись без матери и отца, он испытал всю горечь бедности, унижений и даже гонений. Необыкновенное дарование художника было замечено уже во время обучения его в Училище живописи, ваяния и зодчества, куда он поступил в 1873 году. Он был любимым учеником Саврасова и, по словам М.В.Нестерова, «слыл в школе за талант». В 1880 году в жизни Левитана произошло знаменательное событие. Одна из первых его картин, «Осенний день. Сокольники» (1879), представленная на ученической выставке училища, была приобретена П.М.Третьяковым в его уже знаменитую к тому времени галерею. В этой ранней работе проявились те неповторимые черты творчества, которые отличают его от других пейзажистов. Умение выразить через пейзаж состояние человеческой души, не отстраненное, но глубоко личностное проникновенное переживание того или иного состояния или мотива природы были драгоценными качествами его дарования. В картине «Осенний день. Сокольники» художник достигает тонкого соответствия внутреннего строя человека с образом природы. Чувствам смятения, какого-то разлада в душе торопливо идущей женщины оказываются созвучными вид пустынной аллеи с трепещущими на ветру молоденькими кленами и неяркие краски последних дней осени.

Левитан любил природу до восторженного поклонения ей, он как никто другой глубоко чувствовал, понимал ее, умел настроиться на ее состояния. Свое восхищение перед солнечным светом и любование многообразной игрой красок в природе лучше всего художнику удалось запечатлеть в своих небольших, простых по мотиву, но прелестнейших произведениях: «Первая зелень. Май» (1888) и «Мостик. Саввинская слобода» (1884). Не столько рассказ о жизни природы, сколько естественное впечатление от увиденного и поразившего чуткую к красоте душу художника передано в картине «Березовая роща» (1885-1889). Используя приемы пленэрной и отчасти импрессионистской живописи, художник предлагает зрителю вместе с ним наблюдать за прихотливым движением и вибрацией света, постоянно меняющего цвет предметов, игрой солнечных зайчиков на белых стволах берез и зелени травы и листвы. Излюбленными местами Левитана для летней работы на этюдах и отдыха в это время были Саввинская слобода под Звенигородом или усадьба Киселевых «Бабкино», на реке Истре, недалеко от Нового Иерусалима, где он провел не одно лето вместе с семьей Чеховых. С А.П.Чеховым он был связан глубокими узами дружбы и взаимной привязанности многие годы. Но поистине раскрыться дарованию Левитана помогли поездки художника на Волгу. Могучая русская река подарила художнику новые мотивы и образы. По этюдам, написанным в небольшом волжском городке Плесе, была создана первая крупная картина Левитана «После дождя. Плес» (1889). Особой мягкостью интонации, поэтичностью отличается одно из самых задушевных произведений художника, «Вечер. Золотой Плес» (1889). Изображая как бы с высоты птичьего полета мерно несущую свои воды реку и ее пологие и обрывистые берега, художнику удалось передать то особое состояние тишины и покоя, которые воцаряются в природе в предвечерний час перед заходом солнца. Тончайшими цветовыми переходами мастер добился золотисто-розового свечения воздуха и иллюзии легкой влажности, когда предметы словно тают, теряя четкость очертаний. Чудный дар Левитана запечатлевать трудные для передачи едва уловимые красоты природы и создавать настроение в пейзаже обнаружился здесь в полной мере.

К концу 1880-х годов имя Левитана становится знаменитым. Наступает время расцвета таланта, когда его кисть достигает пределов совершенства и он создает один шедевр за другим. Пейзажные образы 1890-х годов обогащаются более глубокими мыслями и чувствами, в них приоткрывается внутренний мир художника. «Тихая обитель» (1890) или ее вариант «Вечерний звон» (1892) - это не только прекрасные пейзажи, но и картины души человеческой. Художник погружает зрителя в созерцание затерявшегося среди лесов монастыря, церкви и колокольня которого купаются в лучах заходящего солнца и отражаются в тихой водной глади. В этих удивительных по красоте и ощущению благости образах художник словно воплощает свою мечту, идеальное представление о жизни, лишенной тревог и волнений, праздной суеты, жизни, подчиненной законам высшей гармонии, когда человеческое сливается с божественным. Но если в картине «Тихая обитель» Левитан изображает мост между берегами реки, служащий своеобразной метафорой как мост, соединяющий мир обычной человеческой жизни и лучезарный берег, то в полотне «Вечерний звон» как будто отсутствует возможность такого соединения. Здесь река в своем плавном, словно круговом движении уходит мимо монастыря вдаль. Никогда еще в образах природы Левитан не достигал такой пронзительности в выражении сугубо личных переживаний и размышлений о жизни. Грустно-возвышенное настроение этих картин сменяется драматическим в полотне «У омута» (1892). Картина была написана в Тверской губернии в имении Панафидиных «Покровское». Основой сюжета послужило местное предание об утопившейся в омуте девушке, которое в свое время и А.С.Пушкина вдохновило на написание его «Русалки». Для Левитана легенда стала отправной точкой создания исключительного по силе трагического образа. Монументальный характер картины (по своим размерам она самая большая в творчестве художника) с ее темными сгущенными цветовыми аккордами поднимает обычный пейзажный мотив до звучания его как темы человеческой судьбы. Левитан был натурой необыкновенно впечатлительной. Тяжелые страдания в юные годы, по-видимому, оставили свой след в сердце художника, он часто переходил от высокого подъема к депрессии, к приступам тоски. Болезненное душевное состояние дважды приводило художника к попытке самоубийства. В картине «У омута» выразилось что-то сокровенное, глубоко пережитое самим художником. Способность мыслить средствами пейзажной живописи помогла создать Левитану его знаменитую картину «Владимирка» (1892), которую порой называют «историческим» пейзажем. Однажды, возвращаясь с охоты, художник вышел на старое Владимирское шоссе и вдруг понял, что это та самая дорога, по которой прошли в Сибирь тысячи и тысячи несчастных каторжан. В результате была написана одна из самых популярных у современников Левитана картин, рождающая скорбные думы о многострадальной России и ее народе.

Своего апогея достигает философская мысль Левитана в картине «Над вечным покоем» (1894). Грандиозность водной и небесной стихий, безграничность пространства - и здесь же открытый всем ветрам маленький островок земли с заброшенным кладбищем и часовней, в окне которой едва теплится огонек... Все рождает мысли о жизни и смерти, о ничтожности человека и его бренной судьбе перед лицом извечной величественной природы. Но в картине нет тяжелого безысходного чувства. Об этом полотне Левитан писал П.М.Третьякову: «В ней я весь, со всей моей психологией, со всем содержанием». Хотя при создании полотна мастер использовал натурные наблюдения, проводя лето под Вышним Волочком, близ озера Удомли, пейзаж не производит впечатления абсолютно реального, как в других его произведениях. Для выражения столь отвлеченных идей Левитан прибегнул к более условному языку живописи, упрощая формы и цвет, придавая им почти символическую многозначность.

В работах художника второй половины 1890-х годов преобладает совсем иное мироощущение, светлое и жизнеутверждающее. Радостный гимн вечно прекрасной природе звучит в картинах «Свежий ветер. Волга» (1895), «Золотая осень» (1895), «Март» (1895), «Весна. Большая вода» (1897). Природа здесь предстает в полноте своих сил. Яркий солнечный свет становится основным средством, создающим приподнятое настроение. Так же, как в ранних этюдных работах, художник стремится передать свежесть, непосредственность своего зрительного восприятия увиденного в природе, но выражает это иными средствами. Детальное, подробное, порой описательное воспроизведение натуры уступает место более простому, лаконичному, но в то же время более емкому, выразительному. Художник смело использует яркие, звонкие краски, плотную открытую фактуру живописи. Незаконченным осталось монументальное полотно «Озеро» (1899-1900), над которым он начал работать в конце своей жизни и которое намеревался назвать «Русь». Многочисленные подготовительные этюды и эскизы говорят о том, сколь важное значение придавал художник этому произведению, пытаясь обобщить свои многолетние разнообразные наблюдения в синтетическом образе русской природы.

М.В.Нестеров в своих воспоминаниях о Левитане писал: «Мы оба любили видеть природу умиротворенной». Изображая высокое голубое небо с выплывающими откуда-то с края земли белоснежными облаками, голубое широкое озеро, засеянные поля, деревни, белые храмы и колокольни на дальнем плане, художник разворачивает праздничную всеохватную панораму родной земли. Привольем, радостью жизни полнится созданный художником ясный просветленный образ. Быть может, именно здесь он сумел выразить то, о чем мечтал всю жизнь. В 1887 году он написал: «Я никогда еще не любил так природу, не был так чуток к ней, никогда еще так сильно не чувствовал я это божественное нечто, разлитое во всем, но что не всякий видит, что даже и назвать нельзя, так как оно не поддается разуму, анализу, а постигается любовью. Без этого чувства не может быть истинный художник. Многие не поймут, назовут, пожалуй, романтическим вздором - пускай! Они благоразумие... Но это мое прозрение для меня источник глубоких страданий. Может ли быть что трагичнее, как чувствовать бесконечную красоту окружающего, подмечать сокровенную тайну, видеть Бога во всем и не уметь, сознавая свое бессилие, выразить эти большие ощущения».


 Очерк Михаила Нестерова »

"Левитан понял, как никто, нежную, прозрачную прелесть русской природы, ее грустное очарование... Живопись его, производящая впечатление такой простоты и естественности, по существу, необычайно изощренна. Но эта изощренность не была плодом каких-то упорных усилий, и не было в ней никакой надуманности. Его изощренность возникла сама собой - просто так он был рожден. До каких "чертиков" виртуозности дошел он в своих последних вещах! Его околицы, пристани, монастыри на закате, трогательные по настроению, написаны с удивительным мастерством." (Головин А.Я.)



Исаак Левитан isaak-levitan.ru © 1860-2014. Все права защищены. Для писем: hi (а) isaak-levitan.ru
Републикация или использование материалов - только с однозначного разрешения www.isaak-levitan.ru


Rambler's Top100