На главную     
Биография
Шедевры
Картины
Рисунки
Этюды
Фото архив
Хронология
Его письма
Цитаты

Левитан и
Нестеров


Левитан и
Коровин


Левитан
и Чехов


Ал. Бенуа
и Левитан


Пастернак
о Левитане


В.Бакшеев
о Левитане


А.Головин
о Левитане


Федоров-
Давыдов
о Левитане


Тайна
Сказка
"Озеро"
Пастели
Музеи
Книжки
Гостевая
Ссылки

Крымов о
Левитане


Чуковский
о Левитане


Паустовский
о Левитане


Маковский
о Левитане


Островский
о Левитане


Волынский
о Левитане


В.Манин

Пророкова
о Левитане


Дружинкина
о Левитане


"Золотой
Плёс"


Евдокимов
о Левитане


Н.С.Шер
о Левитане


Захаренкова


   Виталий Манин. Статья о Левитане из книги "Русский пейзаж"

   

 
Левитан Левитан за работой

"Проникновение в психологию человека, в сокровенные уголки русской души стало ведущей тенденцией пейзажа рубежа XIX-XX веков, и главную роль в его становлении сыграл Исаак Ильич Левитан (1860-1900).
Если в начале творчества Левитан остро чувствовал психологические нюансы русской жизни и закреплял их в тонко переданных состояниях природы, то в конце 1890-х годов он фиксировал эти же состояния в материально богатой, предельно натурной живописи, отчего настроенчество получило иную тональность, более ностальгическую и социально окрашенную. Левитан как бы соединил в себе все завоевания предшествующего пейзажного творчества: Васильевский лиризм, саврасовскую ностальгию, каменевский психологизм, поленовскую живописность. Но все же до высшего предела, до совершенства его творчество довело лишь одну тенденцию русского пейзажа - настроенческую линию, которая в некоторых работах окрашивалась социальными мотивами (Владимирка, 1892).
Ранняя работа Левитана После дождя. Плес (1889) словно написана акварельными красками. Разорванные дождевые облака, выливающие хлесткие струи на Волгу, тончайшие перетекания разных оттенков серого неба, влажный и сочный, будто напоенный сыростью мазок, которым прописаны кусты, вода и промокшие дома,- все это предельно достоверная натура, пронизанная сложными переживаниями. Это состояние художник адекватно выражает живописью. Нет существенного различия в том, навеяно ли это состояние погодой или самочувствие человека передалось природному мотиву.
Читая письма Левитана, видишь, какой он был интересной личностью, открытой к восприятию русской действительности. Особый психический склад художника, нервная организация его натуры позволяют ему быть особо чувствительным к природе. Левитану нравились слова Лермонтова: «С природой одною он жизнью дышал». Он восклицал по этому поводу «Вот это идеал пейзажиста - изощрить свою психику до того, чтобы слышать "трав прозябанье"». Левитан обожал русскую литературу. Ценил поэзию Пушкина, Лермонтова, Тютчева. Знал французское, немецкое, итальянское и английское искусство, был образован во многих областях гуманитарных знаний. Но не любил распространяться о своих творческих терзаниях, о мучительных поисках и проблемах живописи. Его искусство по-разному оценивалось современниками. Несомненно, художник был углублен в осмысление русской жизни и в философию бытия, но каким образом пейзажная форма позволяла ему раскрывать существенные стороны российской действительности, - это остается непроясненным. Знакомящиеся с произведениями Левитана считают его мастером пейзажной живописи, сходятся на том, что он досконально изучил жизнь природы и в высокой поэтической форме, до него недостижимой, с необычайной проникновенностью запечатлел природу. Левитан - великий лирик. Именно лиричность художник отметил как основополагающую черту в творчестве своего учителя Алексея Саврасова.
Пейзаж Левитана часто называют пейзажем настроения. Этого слишком мало для раскрытия сути его живописи. Настроение - лишь внешняя оболочка, через которую просвечивались существенные проблемы. Левитан не только выразил характерный облик русской природы. Он старался осмыслить важные стороны национального склада и характера народа, специфические черты русской жизни. Единозвучность человека и природы, их взаимное резонирование являли собой как бы отпечаток души человека в характере пейзажа. Левитана волновали судьбы страны. Он затронул чувствительные струны любви современников к своей родине и вложил в сознание передового общества понимание истоков этой любви. Нельзя сказать, что никто до Левитана не поднимался до осознания подобной задачи. Меланхолическую напевность российских просторов, размах русской жизни выразили художники Лев Каменев, Федор Васильев, которые, также, как и Саврасов, отобразили духовное состояние России 1870-х годов. Время меняет облик страны, природы, склад чувствований, появляются иные переживания, возникает другой нравственный пафос эпохи. В пейзажах Левитана с особой ясностью отпечаталось умонастроение художника, связанное с духовным состоянием его времени.
Пейзаж, условно говоря, можно разделить на объективный, раскрывающий реальные качества природы, и пейзаж интерпретационный, в котором художник стремится дать свое понимание природы, и шире - жизни, распространив на них свои настроения. Левитан бережно прикасался к природе. Он не перекраивал и не трансформировал ее согласно своему замыслу. Как каждый большой пейзажист, Левитан извлекал из природы интонации, родственные своему духовному состоянию, искал в ней созвучия общественной психологии. А. Федоров-Давыдов отмечал картину После дождя. Плес как начало левитановского пейзажа, в котором художник впервые осознал свою индивидуальность. Характерными картинами зрелой поры, самобытными полотнами представляются Вечер. Золотой Плес (1889), Тихая обитель (1890), Вечерний звон (1891). В этих картинах превалирует чувство просветленной духовной сосредоточенности. Умиротворенное состояние природы, ее гармоничная напевность находят отзвук в мелодии человеческой души.
Слиянность природы и души художника отличает эти удивительно мелодичные, спокойные пейзажи. Такое восприятие жизни характерно не только для Левитана, отчасти оно видится и в картинах Михаила Нестерова. Пейзажи Левитана исполнены душевности. Это то новое, чего не было ранее в русском пейзажизме. Духовность как бы преобразовалась из глубоко этической идейности демократического пейзажа I860-1870-х годов. Саврасов, Васильев, Куинджи, Шишкин рассматривали природу в отношении ее к человеку, униженному и угнетенному. Горестный пейзаж первого этапа творчества Левитана сменился духовно обогащенными работами следующего периода.
Художник менял пути, переставлял акценты в своем отношении к реальности. В медлительном течении жизни, в тихом покое и недвижности его пейзажей видна характерность русской природы. В связи с этим претерпела изменение живописная пластика. Художник как бы вернулся к практике романтического пейзажа, к тональной живописи, систему которой он преобразовал согласно реалистической задаче правдивого изображения. Воздушная среда в картине Вечер. Золотой Плес заполнена цветом, томительным, словно песня без слов. Цветовая среда у Воробьева или Айвазовского отвечала романтическому пафосу их видения. Воздушная среда в картине Левитана будто излучает милосердие, отзывчивость на тончайшие колебания человеческой души. В последующих полотнах Тихая обитель и Вечерний звон недвижность воздуха, покой природы запечатлелись в отчетливой пленэрной живописи, необычайно точной в тоновых взаимоотношениях цвета. Реалистическая пластика достигла здесь совершенства, невиданного в пейзаже ни шестидесятников, ни семидесятников, ни восьмидесятников.
В этих картинах так же, как и в последующих, живопись Левитана обрела несравненное качество - точность воспроизведения предметного мира, воздушной среды, светотени, цвета. Тени от деревьев положены безукоризненно верно. Они лишены приблизительности. Смешение цвета на зеленой листве, окрашенной вечерним солнцем, не превышает меру природной цветосилы. Точность переданной освещенности, тона, рисунка, цвета придает живописи Левитана полноту художественного изъяснения, способствует полнокровному воплощению переживаний художника. Ориентация на натуру была вскоре оттеснена в русском искусстве другим пластическим принципом. Левитан замыкает XIX век развитым и удивительно глубоким пониманием реалистической пластики.
Художнику свойственна масштабность мышления. Конкретный пейзаж обычно интересует его в связи с глобальной идеей, в малом видится существенное, и само малое понимается как проявление всеобщего. Левитан сломал представление о пейзаже как о живописании красот природы. Главное для него - Не столько поэтизация непримечательного, сколько выявление характерного, которым может быть равно наделено и прозаическое, и неординарное. Философские аспекты творчества Левитана имеют существенные оттенки. Понимание жизни, полноты бытия как счастливой духовности мы уже отмечали. Не менее глубокая концепция отражается в картине Владимирка (1892). Левитан продолжил в ней «равнинную повесть о России», начатую Васильевым, Каменевым, Саврасовым. Он использовал традиционный для пейзажа мотив дороги, с множеством фольклорных и социальных ассоциаций, не наблюдаемых в пейзажном искусстве до него. Размышления художника о России подчеркнуто совестливы. Он мучается тоской, людским бесправием, нищетой человеческого существования. Образ Владимирки впитал в себя опыт политической жизни России (Владимирская дорога - это и каторжный путь в Сибирь, и хождение в народ, и традиционное странничество в святые места, и бродяжничество бедного люда, и размышления о судьбах огромного бесправного государства, распростершего бескрайние равнины до синего, исчезающего в небе горизонта). Протяженные линии пейзажа, скупая и нерадостная цветовая гамма, мысленно несоизмеримое сопоставление огромных пространств и затерянного в них человека - все эти пейзажные средства образа направлены к размышлению о судьбах России. И масштаб, и характер этих раздумий сродни гоголевскому пониманию судьбы Руси, его образам дороги, бескрайних российских горизонтов, образу земли, населенной русским народом. Левитановская трактовка лишена гоголевской патетики. Она сугубо реалистична, выдержана в убеждающих натурных измерениях, и только этим она отличается от иносказательного приема великого писателя. Кажется, что Владимирка стоит особняком в творчестве Левитана. Больше он не обращался к подобной проблематике. В действительности если и не с такой полнотой воплощения жизни, то в такой же психологической тональности выдержана целая серия картин: Осень. Дорога в деревне (1877), Разлив на Суре (1887), Над вечным покоем (1894), Лунная ночь.Болъшая дорога (1897), Озеро. Русь (1899-1900). Эти произведения с разных сторон «подступают» к ответу на нелегкие вопросы о судьбах родины.


 следующая страница »

Извините меня за рекламу: новый порше бокстер : на сайте www.porsche-rolf.ru

"Он самый большой поэт среди них и самый большой чародей настроения, он наделен наиболее музыкальной душой и наиболее острым чутьем русских мотивов в пейзаже. Поэтому Левитан, вобравший в себя все лучшие стороны Серова, Коровина, Остроухова и целого ряда других своих друзей, смог из всех этих элементов создать свой собственный стиль, который явился вместе с тем и стилем русского пейзажа, по справедливости названного "левитановским". (Грабарь И.Э.)



Исаак Левитан isaak-levitan.ru © 1860-2014. Все права защищены. Для писем: hi (а) isaak-levitan.ru
Републикация или использование материалов - только с однозначного разрешения www.isaak-levitan.ru


Rambler's Top100