На главную     
Биография
Шедевры
Картины
Рисунки
Этюды
Фото архив
Хронология
Его письма
Цитаты

Левитан и
Нестеров


Левитан и
Коровин


Левитан
и Чехов


Ал. Бенуа
и Левитан


Пастернак
о Левитане


В.Бакшеев
о Левитане


А.Головин
о Левитане


Федоров-
Давыдов
о Левитане


Тайна
Сказка
"Озеро"
Пастели
Музеи
Книжки
Гостевая
Ссылки

Крымов о
Левитане


Чуковский
о Левитане


Паустовский
о Левитане


Маковский
о Левитане


Островский
о Левитане


Волынский
о Левитане


В.Манин

Пророкова
о Левитане


Дружинкина
о Левитане


"Золотой
Плёс"


Евдокимов
о Левитане


Н.С.Шер
о Левитане


Захаренкова


   Надежда Сергеевна Шер - "Исаак Левитан". Рассказ о художнике

   

 
» Первая
» Вторая
» Третья
» Четвер
» Пятая
» Шестая
» Седьмая
» Восьмая
» Девятая
» Десятая
» Одиннадц
» Двенадц
» Тринадц
» Четырнад
Озеро. Луна Озеро. Луна

 
Художники не выдержали и поспешили уехать. Спустились до Нижнего, перебрались на другой пароход и поплыли вверх по Волге. Куда? Они и сами не знали. Вокруг неоглядные дали, леса, долины. Волга то спокойная, лучезарная, то захмурится, зашумит тихим ветром. Левитан веселый шагал по палубе - все высматривал, где бы пристать. И неожиданно- маленький городок, а далеко на его окраине, на зеленом холме, одинокая старая церковка. И так обворожил всех этот городок, таким показался уютным, что тотчас же решили остановиться здесь. Городок назывался Плёс. Ему было больше пятисот лет, и казалось, все в этом городке с тех давних пор оставалось неизменным.
По шатким мосткам сошли на замощенную набережную. Шли долго. Вышли за город в Заречную слободу. Кто-то указал на высокий белый дом с красной крышей, в котором сдавалась квартира. Посмотрели комнаты. Из окон - чудесный вид на холм с церковкой, на противоположный лесистый берег Волги. Решили здесь обосноваться.
Так же как в Чулкове, население вначале отнеслось подозрительно к художникам. Пошли расспросы, разговоры: кто, как, зачем, почему? Но все скоро успокоилось. Целыми днями художники ходили по берегу и окрестностям со своими огромными зонтами из белого холста, который сами промывали синькой, чтобы устранить горячее освещение этюда лучами солнца, проникавшими сквозь зонт. Зонты эти вызывали любопытство окружающих. Особенно привлекали они ребятишек, которые всегда появлялись там, где сидел Исаак Ильич. Правда, увлеченный работой, он не всегда замечал их, но увидит и непременно вытащит из кармана горсточку конфет. Однажды подошла дряхлая, подслеповатая старушонка. Остановилась. Щурясь от солнца, долго смотрела на Левитана, потом перекрестилась, порылась в своей кошелке, вынула копейку, осторожно положила ее в ящик с красками и поплелась дальше. За кого приняла она Левитана, о чем думала, когда подавала ему копейку, неизвестно, а Левитан был растроган и потом долго хранил эту копейку.
Художники бродили по лесам, оврагам, случалось, и ночевали в лесу. Весна стояла теплая, и Волга была совсем не похожа на прошлогоднюю. Левитан писал этюд за этюдом, часто уходил один, подолгу сидел на берегу Волги, смотрел, думал, запоминал. Если не было под рукой холста, он писал на картонках, дощечках.
Когда Левитан вернулся в Москву, показал свои волжские работы друзьям и знакомым, то все говорили, что природа у него «так хорошо схвачена, как никогда раньше».
Зима прошла в напряженной работе, в постоянных хлопотах, волнениях. В голове было множество планов, и он писал одну картину за другой. Написал портрет Софьи Петровны Кувшинниковой; портреты он писал очень редко, не любил их писать и делал исключение только для друзей. Начал картину «Ветхий дворик»- дворик в Плёсе, у дома с красной крышей. Окончил «Вечер на Волге», который начал писать еще в прошлом году. Когда смотришь эту небольшую, как будто бы очень простую картину, то кажется, раздвигается, исчезает рама и ты стоишь у самой реки. Рядом рыбацкие лодки, слышно, как плещется у самых лодок вода. Холодно. Волга спокойная, строгая. Далеко-далеко уходит небо с тяжелыми темно-серыми тучами. Где-то на высоком берегу зажигаются первые вечерние огоньки. На землю тихо спускается ночь...
К концу года открылась выставка Московского общества любителей художеств. На этой выставке представлено было десять работ Левитана и среди них «Вечер на Волге». А через несколько дней в Москву приехала семнадцатая передвижная выставка, и Левитан показал картину «Пасмурный день на Волге». Критика обошла молчанием обе эти картины Левитана, и только немногие друзья-художники и знатоки понимали, как вырос, возмужал талант Левитана в те несколько месяцев, которые он провел на Волге.
«Вечер на Волге» и еще несколько картин Левитана купил Павел Михайлович Третьяков. Левитан почувствовал себя почти богачом: отступила нужда, забота о завтрашнем дне, можно было помочь сестре, которая очень нуждалась, не надо было скитаться по дешевым меблирашкам. А главное, не нужно было мучительно думать о том, где бы достать денег, чтобы летом снова уехать на Волгу. На Волге он был уже два раза, видел две волжские весны и каждую весну видел по-новому. Теперь он увидит Волгу летом и ранней осенью. Как и в прошлом году, поехали втроем в середине лета. Поселились в тех же комнатах, в доме с красной крышей. На этот раз их встретили в Плёсе приветливо, как старых знакомых.
На следующий же день по приезде Левитан чуть свет ушел один из дому, и так повторялось потом почти каждый день. В охотничьих сапогах, в парусиновой блузе, с этюдником через плечо и с зонтом шел он по сонным улицам городка, уходил все дальше и дальше - встречать солнце. Это были самые радостные часы дня, и возвращался он всегда взволнованный, счастливый - хандра все реже посещала его. Днем он обычно работал дома, а потом снова уходил с этюдником.
Ребятишки, как и в прошлом году, стайкой ходили за ним, подолгу стояли в сторонке, пока он работал под своим зонтом. Иногда они провожали его до дома, заглядывали в комнату, а он и сам зазывал их и любил показывать им свои этюды. Особенно часто стали они приходить, когда Левитан принес из леса журавля с перебитой ногой. Он нежно ухаживал за ним, лечил его, и ребятишки старались ему помогать. Журавль скоро поправился и однажды, ко всеобщему восторгу, был даже взят на этюды. На зиму его перевезли в Москву, он поселился у Софьи Петровны и стал совсем ручным.
Все лето Левитан был в светлом, приподнятом настроении. Работал много, делал наброски, этюды - живописные записи будущих картин. И не успевал кончить одну картину, как тотчас же начинал другую. Вот картина «После дождя. Плёс».
...Только что над маленьким волжским городком прошел дождь В воздухе еще чувствуется влажность. Расходятся тучи, начинает пробиваться солнце, и под первыми, несмелыми его лучами поблескивают крыши домов, чуть поникли омытые дождем прибрежные кусты, темнеют у берега баржи, рыбацкие лодки. Где-то очень далеко плывет пароход. Над рекой, над городом серебристо-серое небо с разорванными облаками. И невольно думается: какая даль! Как чудесно удалось Левитану преодолеть широту волжских просторов, как живописно, свободно написана картина!
Другая картина - «Вечер. Золотой Плёс»: над городом догорает заря, надвигается вечер, тот особенный летний вечер на Волге, когда природа как бы замирает, отдыхает; река, противоположный ее берег и далекое бескрайнее небо кажутся окутанными золотистой дымкой.


 следующая страница »

"Запоминать надо не отдельные предметы, а стараться схватить общее, то, в чем сказалась жизнь, гармония цветов. Работа по памяти приучает выделять те подробности, без которых теряется выразительность, а она является главным в искусстве." (Левитан И.И.)



Исаак Левитан isaak-levitan.ru © 1860-2014. Все права защищены. Для писем: hi (а) isaak-levitan.ru
Републикация или использование материалов - только с однозначного разрешения www.isaak-levitan.ru


Rambler's Top100